nov2009 frontiers


Dark Division - эксклюзивный дистрибьютор cd/dvd от Irond Ltd.
Главная
О компании
Новости
Каталог
План релизов
Гостевая
Ссылки
Где купить
Контакты
поиск

Статьи


|

PUSHKING Freddie

Интервью компании Dark Division - эксклюзивный дистрибьютор cd/dvd от Irond Ltd.

03.08.2007

ХРАНИТЕЛИ ПРИРОДЫ И ИСКУССТВА


ТАК уж получилось, что за последние полгода я трижды видел концертные выступления питерской группы PUSHKING. И мощная доза позитива, полученная мною от увиденного и услышанного, дает повод утверждать, что на данный момент времени PUSHKING является лучшей концертирующей группой нашей не совсем неритмичной страны. Не скрою, что давно являюсь преданным поклонником этой замечательной команды, и я благодарен судьбе за то, что у меня появилась возможность сделать достоянием общественности одну из моих многочисленных бесед с основателем группы и ее лидером КОХОЙ.

- В первую очередь давай поговорим о твоем становлении как музыканта, и о том, что было до группы PUSHKING.
- Я, пожалуй, начну с самого трудного периода моей жизни, который вынудил меня уехать в Штаты. А уехал я в девяностом году, потому что в то время у нас в стране с музыкой было очень плохо. Именно в это время вылез ЛАСКОВЫЙ МАЙ, и было понятно, что все - кранты музыке! Много хороших музыкантов уехало из страны, многие спились, ну а остальные ушли работать в попсу - как-то ведь надо было существовать. Ну и пошли туда, конкретно сели за компьютеры. Мы работали в Центре Владимира Киселева - у нас была группа ТОВАРИЩИ. Это были музыканты группы АВГУСТ, три человека: Дрюня - барабанщик, басист Лева Лемберский, гитарист Гена Ширшаков и я на вокале. У Киселева мы записывали пластинку, но я понимал, что это полная ерунда, что никому это не нужно. Жить было очень тяжело, продавались вещи - жить было просто не на что... И совершенно случайно (совершенно!), я рванул в Штаты (никогда в жизни не думал, что поеду в Америку - так это было далеко и нереально - совсем нереально!). А получилось так: как-то мы с моим товарищем из параллельной команды, которая называлась НУ И ЧТО? -с клавишником Юзиком - крепко забухали, и он мне и говорит: "Блин, поехать в Америку что ли, бросить все к чертям!" У него там сестра жила в Нью-Йорке уже давно, лет двадцать. А мне за день до этого друг один, фарцовщик, предлагал пригласительные в Америку за какие-то небольшие деньги. Я об этом вспомнил, да и говорю: "А почему бы ни рвануть?!" И как-то все сразу закрутилось, и очень быстро мы это сделали: продали клавиши Юэика, купили два пригласительных, пошли в американское консульство. Ну и что ты думаешь - мне дали визу, а ему - нет! Ха-ха, чума была вообще! Я занял денег на билет, а дальше было стебалово: сказал музыкантам, что уезжаю в Америку на неделю, а потом вернусь на работу. Киселев мне говорит: "Если не приедешь через неделю - можешь вообще не возвращаться". И так получилось, что со мной поехал еще и барабанщик группы САНКТ-ПЕТЕРБУРГ Малыш - без денег, без ничего мы поехали вообще в никуда. Просто в никуда - такая вот была авантюра...

- И, естественно, через месяц назад ты не вернулся?
-Так получилось, что я завис там на два с половиной года. А дело было так. Мы прибыли на центральный автовокзал и купили билеты до Цинцинатти (направлялись к какому-то далекому-далекому родственнику). Приехали туда - родственника, конечно, никакого не оказалось... Представь ситуацию: денег нет, идти некуда; короче - засада полная... Потом нашли там русский магазин, познакомились с продавцами, обрисовали ситуацию и сказали, что мы музыканты. А дело было перед Новым годом, и они предложили нам сыграть на новогодней вечеринке для русской тусовки. Ну, мы там сыграли, и понеслось! Нас сразу все полюбили, нашли работу - определили в малярный бизнес; мы стали красить, работать по 13 часов в день, а вечером играть в американских командах. Потом мы переехали в Сент-Луис. Там я уже конкретно "колбасил" с американскими музыкантами. Была такая группа EASTER HEIGHTS. В ней все были американцы и я - русский певец. Я пел тогда на псевдоанглийском, никто из американцев не мог вообще врубиться, чего я там пою. Мы работали по клубам, и на меня ходили смотреть другие музыканты: на этакого сумасшедшего русского, который поет так, как никто у них там не поет... Как-то мне предложили уехать в Лос-Анджелес. Но вся проблема заключалась в том, что мою семью не впускали в Америку. Я все время ждал, когда это произойдет, поэтому не подавал документы на оформление green card. Короче, так я прожил два с половиной года. Но все шло к тому, что мне надо было возвращаться в Россию, потому что семью так и не впустили. Бросать семью я не собирался, поэтому все же вернулся. А Малыш остался там. Сейчас он живет очень хорошо: он занимается недвижимостью, у него уже своих домов штук двадцать...

- И что произошло после твоего возвращения?
- К тому времени, как я вернулся из Америки, в России в плане музыки ничего, по большому счету, в лучшую сторону не сдвинулось. Тут вообще никому ничего было не надо. Была одна попса. Я был просто убит наповал тем, что увидел, и подумал: вот это да, куда я попал! Нормальные музыканты "посливались"... И вот так, хрен знает как, я протянул до 94-го года - в каком-то забытьи... А в 94-м году я решил ради удовольствия записать кое-какой накопившийся у меня материал. Как раз в это время ко мне приехал из Америки Ленни Минкович, друган мой, и я ему сказал: " У меня есть тут песни..." А он мне в ответ: "А я тексты пишу. Я же печатаюсь в журналах там, в Штатах". Я ему сыграл тут же свои заготовки на гитаре, и он стал писать к ним тексты. И так получилось, что родились "Jessie James", "Hoop", "Wiseman" и другие песни. Тут же я позвонил своему товарищу Коле Егереву (у него была маленькая полудетская студия во Дворце культуры "Кировец" в Санкт-Петербурге). Я говорю: "Колян! У меня есть кое-какие песни. Давай, мы у тебя запишемся! Да просто по приколу - посмотрим, что получится!". Когда мы на следующий день делали запись материала, мы писали без барабанов и бас-гитары: просто одни гитары были, акустика. Коля, как гитарист, сымпровизировал там, где надо было сыграть соло. Еще были рояльные клавиши в песне "Mr.Wilson". И ты знаешь, получилось так прикольно! И что самое интересное, это цепляло даже без барабанов и всего остального. Все, кому я это ставил, были в шоке и говорили: "Круто!". И я понял, что я сделал что-то настоящее, не фуфло какое-то там...

- А что больше всего повлияло на то, чтобы серьезно заняться этим материалом?
- Много чего. В том числе и, как ни странно, понимание и помощь моих родителей. Как-то ночью я позвонил своей матери. Было два часа ночи, ей не спалось - мы разговаривали... Я всю жизнь был музыкантом, а она никогда не интересовалась тем, чем я там занимаюсь; да и отец тоже. Они считали, что это полная ерунда, полная хрень; никогда это не слушали и никогда в это не вдавались. И вдруг в эту ночь она меня спрашивает: "А чем ты сейчас занят?" А я ей говорю: "Да я тут шесть песен записал просто ради интереса". Она говорит: "Ну, поставь мне по телефону". Я растерялся: никогда и не хотел даже... ну что я буду... я... Сказал: "Ну ладно, поставлю..." Я ей поставил, она прослушала все шесть песен, потом мне сказала: "Ты знаешь, сын, по-моему, ты сделал что-то настоящее - это так берет за душу..." Я был удивлен... После этого я очень сильно сблизился с родителями. Они стали меня всячески оберегать, стали звонить моей жене и говорить: "Не трогай его, пусть он занимается музыкой, не мешай ему". Они вообще поменяли свое отношение к моим делам. Для меня это было очень большим показателем...

- И после этого ты собрал музыкантов...
- Да, и после этого я собрал музыкантов. Точнее людей, которые были рядом в данный момент и что-то еще продолжали делать как музыканты. Мы записали первое демо из 12-ти песен. Человек, который писал клавиши, Витя Дробыш (он играл раньше в группе САНКТ-ПЕТЕРБУРГ), как раз уезжал в Германию с оказией и взял эту пленку. А в Германию он обычно ездил на Рождество к одному человеку - Райнеру Бэккеру, другу семьи. И тут он мне звонит из Германии и орет: "Тут все слушают твою кассету, и все на ушах стоят! Это круто! Всем так нравится эта музыка! Короче, немцы завелись. Райнер вспомнил, что его одноклассник Изя - продюсер группы SNAP. Он ему уже звонил, послезавтра они встречаются. Он ему даст послушать". Я даже и не думал, что все так повернется! Витя мне звонит через два дня и говорит: "Мы ездили к Изе в офис, там огромный особняк (SNAP, со своим хитом "Power",тогда был вообще в шоколаде!). Он послушал, и ему очень понравилось. Он сказал, что это не его музыка, но у него есть люди, которые занимаются такой музыкой по самому "вышаку" в Германии. Он им пленку закинет". И закинул! А этими людьми оказались Томми Корге и Томми Зилжен с hi-quality студии "Dolphin Studio" под Франкфуртом. В этой студии много чего записывалось: пластинка TOTO с симфоническим оркестром; MOODY BLUES; Дженнифер Раш писала там "Power Of Love"... Студия навороченная и очень дорогая. Музыка их цепанула, и они решили нас вытащить и записать. Когда все вот так закрутилось, естественно, нашлись люди, которые собрали деньги на запись пластинки. Профинансировали нас местные питерские предприниматели, рассчитывая на то, что мы станем звездами - ну ты сам понимаешь... Денег они собрали немало. Очень приличную сумму.

- И вы поехали в Германию писать пластинку?

- Да.

- И как происходила ее запись?
- Когда мы приехали на студию и сыграли там маленький концертик, на нас посмотрели и сказали, что некоторые музыканты слабоваты, и их надо заменить. Именно тогда я пригласил на барабаны Дрюню Круглова, который со мной и по сей день. Я его всю жизнь знал: мы с ним вместе работали в ТОВАРИЩАХ; он работал в АВГУСТЕ, в ЗЕМЛЯНАХ. Дрюня с 18-ти лет играет в командах - он очень сильный и крепкий музыкант, профессионал с большой буквы, один из лучших барабанщиков у нас в стране. Также были у меня: басист Валера Судаков; гитарист Саша Скрябин; очень сильный - Витя Дробыш - на клавишах; и второй гитарист Коля Егерев, у которого мы писали демо. Студия действительно была дорогой: один день стоил две с половиной тысячи бундесмарок. Продюсер был выписан из Америки - Брюс Гоуди, который приехал и привез с собой два рэка гитарных прибамбасов. Он был, к тому же, гитаристом группы WORLD TRADE. Брюс прилетел, послушал материал - ему понравилось; и мы начали работать. Он оказался классным парнем. Мы с ним сразу подружились, нашли общий язык. Он как раз только-только закончил пластинку в Японии с Хьюзом. Вот такая там была тусовка: один звонит барабанщику PROCOL HARUM; другой - кому-то еще крутому... Как-то нас жизнь сразу окунула в это, и, знаешь, мне было приятно, что мы сразу попали туда - на самый верх, благодаря тому, что мы сделали, благодаря нашему таланту. Просто так этого бы не произошло...
Мы начали работать, писать пластинку, и все шло так кайфово! Чувствовалось, что мы, в принципе, очень конкурентоспособны. Когда у меня начались вокальные сессии, я очень быстро записал вокал. Звукачи сидели с выпученными глазами, и все время спорили на ящик пива: возьму я эту высокую ноту, или нет. Я ноты брал, и кто-то все время бегал за пивом... Было очень прикольно. Мне было приятно осознавать, что я тоже чего-то стою. Когда мы записали всю пластинку, мне сразу сказали на студии, что это будет большой хит. Эта пластинка обязательно должна в Европе "стрельнуть", потому что она по музыке, по мелодике очень необычная, непривычная и очень кайфовая. Самое главное, что это сделал русский человек, из русской головы... Да и все, кто приезжал на студию - люди из шоу-бизнеса - очень заинтересовывались: им все это нравилось...

- А ты можешь вспомнить какой-нибудь занятный случай периода работы в студии?
- На самом деле, практически каждый день происходили разные занятные вещи. Естественно, в памяти отложилось далеко не все. Но один персонаж, с которым пришлось столкнуться, достоин, чтобы о нем вспомнить. В соседней с нами студии работал звукорежиссер из Нью-Йорка - Гари Лайонс. Это известнейший человек, клиентами которого были многие звезды: ROLLING STONES, AEROSMITH, Фил Коллинз и многие-многие другие. А зачем он приехал? Объясняю: там, в Германии, как оказалось, местные ребята по пиратству тоже нормально стоят. Они у кого-то купили по дешевке старые несведенные болванки концертов DEEP PURPLE 76-го года с Томми Болином; YES 72-го года; а также концертов групп AMERICA и BLACK SABBATH. Я этих людей даже сфотографировал - такие толстые студийные рули тех лет. Они болванки купили и решили это дело свести поновой, почистить и издать втихаря, чтобы заработать денег. Пригласили для этого Гари Лайонса. Человек совершенно уникальный! Такой здоровенный, - он постоянно уже с утра был с литром виски в руках. За день выпивал литр, а на следующий день был как огурец. На таком стуле с колесиками Гари ездил возле огромного пульта, хохотал как безумный, всегда меня звал: "Коха, иди сюда!". Я заходил в студию, и он говорил: "Послушай этих обдолбышей!" Включал мне несведенный концерт DEEP PURPLE, и я слушал, что делают на сцене пьяные Хьюз и Ковердейл. Как они орали, недотягивали, лажали...
Хьюз вообще орал как сумасшедший. Пьяный "в хлам", на концерте он любит драть глотку? В результате на концерте было два человека, на которых все держалось - Лорд и Пэйс. Был еще и вусмерть обдолбанный Томми Болин, который играл как курица лапой. И перед Гари стояла задача все это почистить, собрать и сделать из этого конфету!..

- Что происходило после того, как пластинка была записана?
- Ну вот, записали мы пластинку, которую назвали "V.I.P. (Very Important Pushking)". После этого мы понесли ее Удо Корнмайеру. Это известный юрист шоу-бизнеса в Европе. У него своя большая адвокатская контора, он написал кучу трудов по шоу-бизнесу. Он - величина, - человек, который мог сделать все, что угодно. Когда ему принесли нашу пластинку, он послушал ее и сказал, что через год Коха получит "Грэмми" - как лучший композитор, потому что такую разноплановую музыку в Европе уже давно никто не делает. И еще он сказал, что это будет издано или на Virgin, или на BMG (принципиально это неважно, главное все на мази). Я помню, что у него еще тогда был проект TIC TAC TOE - это три девицы, который он отложил в сторону в пользу нашей пластинки. И мы были, конечно, под таким впечатлением! Я уже знал, что вот она - птица в руках! А уже был другой материал. Уже хотелось писать что-то новое, идти дальше. Мы были окрыленными; мы играли какие-то концерты в Германии (пока немного), ставили людей "на уши". Туда приглашали всяких крутипупов, которые говорили: "Да, у них лайф, конечно, сильный!" И мы готовились к настоящей славе...

- ?которой, к сожалению, так и не суждено было случиться?
- Да, к великому сожалению. Все рухнуло как карточный домик, когда наши российские финансисты начали переговоры с немцами о дележах пока еще несуществующих прибылей. Тамошние буржуи пошли на попятный и решили пластинкой больше не заниматься. Это было большим ударом. После стольких восторгов и таких перспектив, открывающихся перед нами, - так обломаться... Но пластинка все-таки вышла. На маленькой компании Town Music, типа нашей Бомба Питер. Тираж был небольшим, но он продавался в крупных магазинах Германии, типа Saturn Hansa, и стоил 30 марок. Мы отыграли рекламный концерт непосредственно в Saturn Hansa - там обычно все команды презентуют свои релизы. Мы сыграли концерт в поддержку выхода пластинки, и все - больше рекламы практически не было. Мы сами потом сделали ролик здесь, в России на песню "The Garden Undone"; его, правда, крутили на Виве в Германии и на MTV. К сожалению, очень недолго, потому что они обычно крутят те ролики, которые сами снимают. Потом мы здесь сняли "Маму"... Ну вот, пожалуй, и все, что касается истории нашей первой пластинки, которая, кстати, стала теперь большим раритетом...

- И вы, обиженные на неблагодарных бундесов, сразу покинули Германию?
- А вот и нет! Что самое интересное, после этого мы жили в Германии три года: давали там много концертов по клубам; работали на разных площадках крупных и мелких населенных пунктов; много колесили по Швейцарии - всю ее объездили. Так вот, на наши концерты все время ходили люди из крупных компаний - BMG, EMI - и не последние люди в этих компаниях. Они все время к нам подходили и говорили: "Очень жалко, что вот так получилось!"

- И наконец ваша германская эпопея закончилась, и вы вернулись на Родину...
- Все это длилось до начала 99-го года. Потом я своими силами в Германии записал пластинку "To All The Losers". Это было неким демо, показывающим материал, но не являющимся нормально записанной коммерческой работой. А в 99-м году я начал писать русскоязычный альбом "Десятый Круг" в Питере. Я его записал, и мы договорились с компанией Бомба Питер издать этот альбом. Также директор этой компании Олег Грабко решил выпустить и "To All The Losers". Он говорил, что нет ничего страшного в том, что качество записи не очень хорошее, так как людям, которые нас знают и любят, будет по кайфу и так. Также в это же время на Бомбе вышли два наших сборника - "Vol.1" и "Vol.2", куда вошли вещи с "V.I.P", с "To All The Losers", а также много различных вещей, которые нигде раньше не были изданы. И действительно, многим нашим поклонникам эти альбомы пришлись по душе, и на концертах они хорошо покупались.

- И вот мы подобрались к разговору об альбомах, которые создавались и записывались уже в России...
- Точно. В 2000-м году мы записали одну из самых сильных своих работ - альбом "Keepers In The Nature And Art". Скрипач ДДТ Никита Зайцев, который принимал участие в записи пластинки, когда услышал окончательный вариант, сказал: "Я так счастлив, что мне довелось сыграть в таком проекте". Его название переводится как "Хранители природы и искусства" и подразумевает нас - музыкантов: людей, которые занимаются творчеством, которые едины с природой, и которые все берут оттуда - из космоса... Всю энергетику и весь материал. И только людям творчества это дано. Писали пластинку здесь, в Питере, в студии Добролет, из которой я выжал, в техническом плане, все, что только можно; даже сверх того. Все записи, которые мы сделали здесь, - они все для меня как демо. Ведь по сравнению с "V.I.P.", по сравнению с тем саундом и с теми студиями, на которых нам довелось работать, - это, конечно, детский лепет. В нашей стране в то время нереально было адекватно записать ту многоплановую и сложную музыку, которую играет группа. Правда, сейчас ситуация стала меняться к лучшему; начали появляться действительно приличные студии. Ну и наконец, если заканчивать разговор о дискографии группы, последним нашим альбомом, который был выпущен в конце прошлого года, была русскоязычная пластинка "Дорогая".

- А чем обусловлено чередование русско- и англоязычных альбомов?
- Мне вообще вся музыка приходит на английском языке. Всегда. С какими-то тарабарскими текстами. Но самое интересное, что процентов сорок моей тарабарщины остается в финальном тексте, потому что человек, который пишет лирику, кучу моих выражений и слов оставляет. Раньше я не думал делать что-либо на русском. Но мы приехали в Россию и записали "Десятый Круг". Появился человек такой - Вася Кириченко, который написал стихи на мои "рыбы", и оставил все мои пропевания и окончания настолько кайфово, что я спел по-русски так, как по-английски. То есть, у меня получилась своя фишка: я что-то пропеваю, что-то проглатываю, что-то растягиваю. И некоторые люди мне потом говорили, что, оказывается, и по-русски рок очень даже неплохо может звучать...

- Кстати, на мой взгляд, альбом "Десятый Круг" и записан вполне прилично...
- Он звучит прилично из-за того, что делался как полуакустический. Там довольно-таки специфический, несколько облегченный саунд. Но если сравнить его, скажем, с акустическим альбомом "Gothard", то он никак не звучит. Главное, если есть с чем сравнивать. Я представляю, как бы это звучало, если бы записывалось там...

- Давай немного сменим тему и поговорим о ваших концертах. Я слышал, вы очень не любите работать на разогреве западных звезд. Так ли это?
- Ты знаешь, - нет пророка в своем отечестве! У нас любят западных звезд - нормально, заслуженно любят, но зачем же при этом своих втаптывать в грязь? Это особенно видно, когда работаешь с фирмачами на разогреве. Сразу сталкиваешься с тем, как тебя тут же начинают обувать твои же люди, которые ставят звук. Зачем опускать разогревающую команду, чтобы максимально круто представить заезжую звезду? Почему бы не показать им, что и у нас тоже есть качественная рок-музыка. Те, кто работает после тебя, - они же все-таки слушают, что на сцене происходит. И думают после этого: "Куда мы попали?! Да здесь каменный век какой-то! Никто играть не умеет". Зато понтов много: все волосатые, крутые, в коже, навороченные... А толку то от этого... Пустота! Правда, бывают и исключения. Когда мы работали с NAZARETH, мы звучали круто, потому что аппарат ставили наши люди. И зрителям, пришедшим на стадион в этот день, было настолько кайфово, что НАША команда работает наравне с фирмачами и ничем им не уступает... И так должно быть всегда. А вообще, отвечая на твой вопрос, я скажу, что играть на разогреве у звезд - неблагодарное дело. Но это в России. На Западе все по-другому.

- Немного запоздалый вопрос: откуда взялось название группы?
- А название возникло потому, что у нас был такой товарищ - Мартин Шифлер. Он здесь работал, в Москве, журналистом. Он к нам периодически приезжал: мы веселились, в баню его водили. И он однажды придумал клевое название - ПУШКИНГ. Он сказал, что в Европе всем будет понятно, что это группа из России. Правда, за все время нашей концертной работы в Германии и Швейцарии никто никогда не думал, что мы из России... И когда я говорил об этом на концерте, все так удивлялись...
Часто из зала нам присылали записки: типа, сыграйте песню GUNS'N'ROSES, сыграйте песню ASIA, - потому что там было принято играть кавера, и публике было невдомек, что мы играем собственный материал.

- В этом году группе PUSHKING исполнилось десять лет. Как вы отмечали это событие?
- 18 сентября мы организовали юбилейный концерт в Ленинградском Дворце Молодежи, где с нами делили сцену наши друзья, в числе которых были: Дмитрий Четвергов, Сергей Воронов, Анатолий Алешин, Игорь Сандлер и много-много других. Пришло много наших поклонников, что явилось главным подарком нашей команде. Также я хочу приурочить к десятилетию группы выпуск двойного альбома, рабочее название которого "Пока я живу". Одна пластинка должна быть русскоязычной, а вторая - англоязычной.

- И последний вопрос: а есть ли еще порох в пороховницах?
- Мы по-прежнему полны энергии и творческих сил. В начале следующего года команда садится в студию записывать свой новый альбом. Так уж получилось, что у нас есть свое лицо. И слушая нашу новую пластинку, вы никогда не ошибетесь - это звучит группа PUSHKING.

Валерий КУЧЕРЕНКО, ТЕРРИТОРИЯ КУЛЬТУРЫ, 2006

» К СПИСКУ
 
  frontiers
dec09